netochka_n (netochka_n) wrote in pvd_yug,
netochka_n
netochka_n
pvd_yug

Гунайка - долина гуннов?

Оригинал взят у biv1925 в Гунайка - долина гуннов? (туристско-краеведческий очерк) часть 1-я
Бутвин И.В. (05.04.2013)
(все картинки кликабельны)


Часть 1-я

Очерк по материалам одной поездки в «заброшенный богом» уголок нашего края - Гунайку, к водопадам ручья Хадыженского в январе 2013г.



Сведения взяты из Интернета, краеведческой литературы, мемуаров военных лет. Но самая ценная информация оказалась на картах разных годов издания. Изучая топонимы на картах, когда они появлялись, как мигрировали, можно многое узнать об истории этих мест...

У долины Гунайки интересная история. Здесь часто менялось население (абадзехи - русские – турки[?] - греки - армяне), поэтому в названиях объектов большое разнообразие: Боз-Депе, Гейман, Гунай, Гунайка, Каратянский Семашхо, Картлык, Киранлик, Котловина, Ксмедере, Куша, Натансуран, Оренбург, Оренбургская, Персиковое, Сардепе, Сеже, Сур-Кар, Узин-Цер, Уру-дере, Хадыженский, Хуаже-Хабль, Чанакчи, Чатанлуг, Чемледара, Чивтабиналуг, Чунца-Пер, Эленбурка...

[Читать далее...]Первые сведения о Гунайке можно найти в военных мемуарах времен Кавказской войны.

25 августа 1859 года в ауле Гуниб был пленен Шамиль. Восточный Кавказ был покорен и умиротворен, после чего основные боевые действия переместились на «правый фланг», на Западный Кавказ.

Для русской армии на данном этапе стратегической задачей было покорение шапсугов и убыхов, живущих на южных склонах Кавказа, в долинах черноморских рек. На северных склонах гор жили абадзехи, занимавшие центральное положение от истоков реки Белой до Шебш (в том числе по Пшишу). В отличие от шапсугов и убыхов, абадзехи считались мирными. Еще «20 ноября 1859 г. в урочище Хомасты генерал Филипсон принял от Мегмет-Амина и старшин присягу верности абадзехского народа» [23]. Но договор этот неоднократно нарушался, причем с обеих сторон. Абадзехи, подстрекаемые убыхами и иностранными эмиссарами нередко вступали в стычки с русскими войсками, когда последние начали строить просеки и укрепления перед наступлением на Туапсе.

В этой части Кавказа наиболее удобный путь к морю шел от урочища Хадыжи по долине р.Пшиш через невысокий Гойтхский перевал в Челипси и дальше на Туапсе. Точнее - это сейчас наиболее удобный путь. Тогда долина Пшиша во многих местах была практически непроходима, особенно во время паводков. Горцы пользовались «обходными» путями через горы, о которых русские тогда вряд ли догадывались.

В 1863 году в урочище (укреплении) Хадыжи сосредоточились главные действующие силы русских на последнем этапе Кавказской войны - отряды Даховский и Пшехский. Даховским командовал полковник Гейман Василий Александрович, а Пшехским - полковник Граббе Николай Павлович.



Эти два отряда сыграли решающую роль в покорении Западного Кавказа и символично, что 21 мая 1864 года, в день официального окончания Кавказской войны, приняли участие в параде русских войск, который принимал великий князь Михаил Николаевич в Кбааде (совр. Красная поляна). Оба командира к тому времени были уже генерал-майорами.

О событиях тех лет мы можем узнать благодаря мемуарам, которые оставили летописцы обоих отрядов: Пшехского - Гейнс К. [3] и Солтан В. [18], Даховского - Духовской С. [6].

Одной из основных задач войск в то время была прокладка дорог.
«Дорога, сделанная пшехским отрядом, простиралась от Хадыжей по всему ущелью до поста Ашабшинского [на левом берегу Пшиша, напротив устья Сеже (совр. Гунайки)], и только остальные верст семь [до Гойтха] недоконченной дороги разрабатывались войсками отряда полковника Геймана.
Вся линия постов была выстроена пшехским отрядом, именно: Мирной, Шабшинский, Тукский и Ашабшинский» [3].

Уточним, что река, которую мы называем Гунайка в те годы называлась Сеже. Из мемуаров Солтана В. узнаем, что после строительства 4-го поста (Ашабшинского) пшехский отряд «двинулся вверх по этому притоку [Сеже], для истребления там гнездившихся еще неприятельских аулов» [18].

О событиях ноября 1863 года более подробно рассказывает Гейнс (в описании часто встречается «левый» или «правый» берег -  у военных, как и у географов это понятие определяется «орографически», т.е. если смотреть вниз по течению) [3]:

«Наконец дошла очередь и до племен, живущих по правому берегу Пшиша. От командующего войсками Кубанской области прислано было приказание начать одновременное движение обоими отрядами: пшехскому – по реке Сеже, а даховскому – по верховьям реки Пшиш».
«Ущелье р.Сеже находится по правую сторону р.Пшиш, стало быть в той местности, которую абадзехи должны были давно очистить. Между тем, горцы, впрочем руководствуясь нашим русским «авось», досидели в своих аулах до того, что наши войска должны были изгонять их силой.
Первое наше появление в долине Сеже сопровождалось истреблением аулов.
Выступив рано утром [28 ноября 1863г.], колонна наша шла больше правой стороной реки Сеже. По отлогим высотам берега реки было разбросано множество аулов. Все шло своим порядком. В командах, наряженных для сжигания аулов, опытом проученные солдаты осторожно подходили к ним, оцепляли кругом и, после тщательного осмотра наружных сакель, отправлялись к следующим. Пока осматривались внутренние сакли, крайние были уже в огне. Так было сожжено в этот день значительное количество аулов, брошенных неприятелем».

Пришлось в этот день сжигать и аулы, где еще находились абадзехи, в основном женщины и дети (их конечно не трогали, выводили перед поджогом из сакель). Все это напоминает «обыкновенную карательную операцию», хотя и без уничтожения мирных жителей. Но последние большей частью и так умирали, оставшись зимой без крова над головой и запасов еды.

По разному можно оценивать такие действия русских войск. Гейнс оправдывается: «Такова безусловная необходимость, таковы требования войны – с целями водворения вечного мира в неспокойных трущобах Кавказа».

«Долина реки Сеже местами очень ровна, широка и весьма удобна для поселения и хлебопашества. Окаймляющие ее окрестные высоты покрыты густым кустарником и невысоким лесом. В этот день нами было захвачено 51 человек пленных и 50 штук баранты. Дойдя до большого аула Хуаже-Хабль, где завязалась перестрелка с горцами и мы потеряли трех человек убитыми, отряд остановился на ночлег».

Дальше в этом первом описании долины Сеже (совр. Гунайки) много интересной краеведческой информации.

«Недалеко от аула Хуаже-Хабль находился общий исток двух небольших речек: Большого и Малого Сеже, из слияния которых образуется река Сеже; первая из этих речек берет начало близ верховий реки Пшиша [ур.Котловина на совр. картах], а вторая вытекает из горы Куши [г.Боз-Депе на совр. картах].
На другой день [29 ноября 1863г.] запылал наш ночной приют [был сожжен аул Хуаже-Хабль], и колонна потянулась вверх по речке Большому Сеже [на совр. картах р.Сеже, по ней путь в Котловину], долина которой быстро суживалась. На пятой версте мы уже вошли в узкую лощину, которая, через некоторое расстояние, получала вид трещины, ограниченной отвесными скалами [совр. «каньон Сеже»]. Едва-едва удалось нам подняться на чрезвычайно крутую высоту правого берега речки. Затем, пройдя немного по верхней площадке, мы увидели, что отступившие от реки горы снова образовали значительную долину [ур.Котловина], по которой небольшими частями двигалась наша кавалерия и пылали аулы».
«Спустившись с высот и стянувшись [в Котловине], мы отдохнули и снова двинулись в поход, но скоро оставили долину верховья реки Сеже и повернули в долину реки Чунца-Пер, впадающей в Сеже, и затем начали переваливаться в долину верховья реки Пшиш. Путь наш через перевал на Пшиш был тяжел: долго мы шли по крутым косогорам без дороги, между кустами, постоянно поднимаясь все выше и выше».

Перевалив хребет и «конвоируя огромное количество пленных и большие стада, весь отряд спустился по промоинам маленькой речки Хапс в долину реки Пшиша, где расположился на левом берегу реки, в виду лагеря даховского отряда, который во все это время шел вверх по Пшишу и тоже набрал множество пленных» [3].

Вот такое первое описание долины Сеже (ноябрь 1863 года).

Говоря о топонимах из описания Гейнса можно заметить, что никакого упоминания в 1863 году о «Гунайке» или «Гунай» нет!
Зато встречается несколько забытых сегодня названий.
Аул Хуаже-Хабль - скорее всего район нынешней Гунайки Четвертой.
Гора Куши (Куша) – скорее всего современная гора Боз-Депе, которая позже на картах подписывалась как «Гунай». Мимо горы Куши был путь в долину Кушако (совр. Кушинка, басс.р.Пшеха).
Река Чунца-Пер, из которой переваливали на юг в Пшиш, на совр. картах «безымянный» левый приток Гунайки, впадает в нее напротив ручья Хадыженского.

Военная компания 1863 года закончилась холодными затяжными дождями, перешедшими в очень суровую зиму 1863-64 года. Понятно, что никаких боевых действий в это время и походов не было. Зимой дороги завалило снегом, что сделало невозможным доставку продовольствия из Хадыжей к укреплению Гойтх. Пост Ашабшинский вблизи устья Сеже видимо был покинут и позже разрушен.

В 1864 году в долине Сеже пшехский отряд уже не появлялся, т.к. вел боевые действия «правее», на хр.Котх, в долине Псекупс. В долине Пшиша в 1864 году действовал Даховский отряд Геймана [6].

К сожалению не удалось отыскать «Карту района действий пшехского отряда», приложенную к №1 «Военного сборника» за 1866 год.
Другая карта военных действий Даховского отряда мало-информативна в отношении топонимов долины Саже (Сеже) [34].




В 1864 году появились два поста, устроенных Даховским отрядом - Оренбург и Гунайский.
События тех лет отражены на карте укреплений и первых станиц, составленной Фелициным в 1890 году, по состоянию на 1863-68гг. [32].




«В 1864 г. в долине реки Гунайка [тогда Сеже] генерал-майором Гейманом основан военный пост, в охране которого находились казаки из Оренбургского казачьего войска. По ним и пост получил имя «Оренбург» (по сведениям Суслина А. Ф.)».
«Пост Гунайский основан в 1864 году Даховским отрядом генерал-майора Геймана» [16].

С топонимом «Оренбург» - все понятно, а вот о «Гунайском» можно только догадываться. Гунайский пост был поставлен на перекрестке важных дорог. Через пост проходила дорога по долине Сеже от р.Пшиш в верховьях ее и далее через перевал в Пшеху (Кушико). На всех первых картах обозначена перевальная дорога на север в сторону Хадыжей через хребет, ограничивающий Сеже с севера. Главенствующая вершина на этом пути - гора Гунай (на совр. картах - Гейман). Можно предположить, что и ручей, по которому шла дорога на север, также назывался Гунай (на совр. картах Хадыженский). И на юг в истоки Пшиша был путь, по которому годом ранее прошел Пшехский отряд.

Возможно пост Гунайский получил свое название от главенствующей в этом районе горы Гунай. Или в этом месте до прихода русских войск находился аул Гунай? Но об этом позже…

«После ликвидации военного поста Оренбург казаки вернулись домой, а на месте поста остались строения, которые были заняты переселенцами из Турции и Центральной России. На месте поста появилась станица Оренбургская».
«Станица Гунайская основана в долине реки Гунайка в 1864 году возле военного поста Гунайский. Население станицы Гунайской состояло: линейцев — 6 семей, донцов — 28 семей, черноморцев — 23 семьи и 10 семей женатых нижних чинов Кавказской армии. Станица Гунайская зарегистрирована в списках населенных пунктов в составе 27-го конного полка приказом по Кавказской армии».
«Селение Гунайское зарегистрировано в списках населенных пунктов от 4 декабря 1869 года на месте бывшей станицы Гунайской. В селении был расквартирован 1-й взвод 3-й роты 4-го Кавказского линейного батальона (Собр. пост. № 47745 от 4.12.1869 г.)» [16].

Села в долине Сеже (Гунайки) просуществовали недолго, т.к. со слов современников их заселил народ ленивый, да еще непривычный к особенностям горной местности. Станицы быстро пришли в упадок. Об этом можно прочитать в статье капитана Орехова Ивана Ивановича, который посетил долину Сеже (наряду с соседними долинами) весной 1866 года в составе экспедиции «для избрания мест под поселения двух линейных батальонов поротно» [12]. Печальную картину станичного быта застала экспедиция Орехова в долине Сеже:

«Солнце сильно припекало, когда мы проезжали станицу Оренбургскую. Нам захотелось пить и мы попробовали спросить у жителей молока, но его в целой станице не нашлось ни стакана. «Тут не токма што молока, а и хлеба не добудете», отвечали нам, а одна, дряблая с виду, но козыристая на словах старуха дала нам практически совет подоить воробья, потому мол, что у них де в станице, в эком сладком месте, ни одной коровенки не имеется.

Совет старухи крепко рассмешил нас с Н-м, но Ф* окрысился на нее и даже погрозил нагайкой.

— Ладно, пузатый!.. небось сала-то спустил бы, кабы тебя на годок к нам, в Лембургскую-то! — отбрехнулась старуха, прячась в двери своей хаты.

Отыскав затем какого-то казачонка, указавшего нам дорогу, по которой прошла команда наша, мы прибавили рыси и через час или полтора, миновав станицу Гунайскую, нашли команду занятой разбивкой лагеря верстах в двух или трех за этой последней станицей.

В ожидании обеда, мы укрылись от солнца: я в палатку Н-ва, Ф* под дерево. Только один Г-ий пошел по обыкновению искать травок и цветочков. Вечер прошел в обычных рассказах и расспросах проводников.»

Позже «была составлена комиссия под председательством генерал-майора Г-а [Геймана?], с целью определения причин бедственного положения станиц горной полосы Кубанской Области. Комиссия эта точно принуждена была выселить некоторые неудачно поставленные станицы» [12].

Интересный материал о будущем устройстве станиц и дорог в нагорной полосе, в том числе в долине Сеже, опубликован в Кубанских Войсковых ведомостях, № 46, 25 ноября 1867 г.:

«От бывшей Елисаветпольской ст. [Шаумян] в бассейны Пшехи и Белой оказывается лучше всего пройти сначала продольными нагорными долинами речек Саже [Сеже] и Куша [Кушинка или Маратуки]. Вдоль этих речек в малую воду и ныне можно ездить повозками; остается лишь разработать переход через горную перемычку между истоками двух упомянутых речек, что потребует не более шести рот на два лета. Для исследования этой перемычки и трассировки по ней дороги необходимо командировать инженерного офицера, который может руководить и исправлением имеющегося уже повозочного пути из бывшей Кушинской станицы на Самурскую, по левому берегу Пшехи, на что потребуется не более двух рот на одно лето. Рассматриваемое направление особенно важно в военном и полицейском отношениях: оно проходит близ Тубинской котловины, откуда ведут на южный склон два перевала; вблизи узла гор у истоков Пшиша, где местность особенно пересечена; пересекает собою известную воровскую тропу, идущую с истоков речки Хадыжинки к истокам Пшиша и далее на Ашше [Аше] и Псезуапе [Псезуапсе]; наконец при усиленных движениях транспортов на южный склон в случае войны, когда дорога по тесному Пшишскому ущелью по свойству тамошнего грунта неминуемо затруднится, послужит лучшим путем с Пшехи, Пшиша и Белой, на южный склон. Впрочем постоянно путь этот будет кратчайший из Майкопа, и следов. из Лабинской и Ставрополя к морю. На этой дороге будущею весною поселяются станционные пункты: на среднем течении р. Куши и на месте бывшей Гунайской станицы, по взводу линейных батальнов.
Таким образом если бы представилась возможность в будущем году назначить на работы дорог Туапсинской системы 12 рот в три месяца: а) 4 роты на перемычку от Два дуба на бывш. Елисаветпольской ст.; б) 6 рот на перемычку от Куши на Саже, и в) 2 роты на дорогу от бывш. Кушинской станицы к Самурской, (это сверх 2 рот назначенных для ремонтного направления Пшишской и Гойтхской дорог, то к осени 1868 г. будет возможно при невысокой воде проехать в экипаже и свободно двигаться с повозками из Екатеринодара, ст. Ключевой, Хадыжинской, а может быть из Самурской и по ближайшему направлению из Майкопа, к посту Вельяминовскому [Туапсе], что на берегу моря.» [13]

В приведенном выше фрагменте особенно интересно упоминание об «известной воровской тропе» идущей «с истоков речки Хадыжинки к истокам Пшиша и далее на Ашше и Псезуапе». К этой тропе «через горы к морю» мы не раз еще вернемся…

На 5-ти верстной карте 1877 года в долине Сеже видим только одно поселение - Гунайское. На карте «г.Гунай» подписана на месте нынешней горы Гейман. Кроме того, отчетливо видны дороги (тропы): по долине Сеже (совр. р.Гунайки), дорога (тропа) на север (по нынешнему руч.Хадыженскому на хребет, через совр. г.Лысую в долину Тушепс (Хадажка) и тропа в долину Пшиша в район нынешнего Терзияна. Об этих «старых черкесских дорогах» упоминалось выше [29].




На 10-ти верстной карте Стрельбицкого, изданной в 1881 году, хотя состояние местности на ней относится к 1871 году, видим станицу Гунайскую. Причем расположена она не на месте старой, где был изначально пост Гунайский, а на месте совр. Гунайки 4-й [40]. Такое несоответствие можно объяснить тем, что на самом деле состояние местности на 5-ти верстки издания 1877 года более раннее, примерно 1868-69гг.



На карте Кубанской области Фелицына (1882 год), на р.Сеже подписано  уже «бывш. село Гунайское» [35]. На какое-то время долина опустела - не было желающих здесь селиться.



Похожую картину видим и на 5-ти верстной карте («из атласа»), издание карт 1895-98 гг. Отмечено только «Разв. Гунайского». Река еще называлась Сеже, а совр. гора Гейман - «Гунай» [31].



На карте Кубанской области Иваненкова (1902 года) в долине Сеже отмечены новые поселения. Появились хутора Гунайские (позже их стали нумеровать, начиная от р.Пшиш) и с.Котловинное. Название «гора Гунай» перекочевало на нынешнюю гору Боз-Депе (1080), а на месте нынешней горы Гейман подписано «Горный»[?], причем высота в футах (500) - соответствует г.Гейман (1060).  Еще можно увидеть к северу от Гунайского хребет Уру-дере - такое название больше нигде на последующих картах не встречается. Река, правый приток Пшиша, которую мы знаем как «Гунайка», по-прежнему называлась Сеже [36].



Кроме того, в долине встречался топоним село Персиковое – локализуется между 1-й и 2-й Гунайками. Когда покинув долину «казаки вернулись в родные места», «переселенцы-турки остались на прежней территории», «образовали коллективное хозяйство и обрабатывали более 20 га персикового сада» [16, 17].

Параллельно с «Персиковым» бытовало понятие «балка Оренбург» - участок р.Сеже (Гунайки) от устья (р.Пшиш) до 2-й Гунайки. На современных картах сохранился гидроним Оренбург, правый приток Гунайки (впадает возле 2-й Гунайки).
В 1905 году на Кавказе, в т.ч. в верхнем бассейне р.Пшиш, производилась верстовая съемка местности третьим отделением Кавказского военно-топографического отдела [21].

На 5-ти верстной карте ориентировочно 1912 года, которая была дополнена результатами верстовой съемки 1905 года, впервые появились новые топонимы: «г.Гейман», «р.Гунайка», «р.Оренбурга» (местное название- Эленбурка). На карте видно, что хутора и селение Гунайское заселены греками, а Котловинное - армянами (амшенскими) [28]. Из материалов, приведенных выше понятно, почему одна из основных главенствующих вершин долины Гунайки названа в честь генерал-майора Геймана.



В 1915 году была введена в эксплуатацию Армавир-Туапсинская железная дорога, строительство которой началось в 1909 году. В северных предгорьях к ГКХ (пер.Гойтхский) дорога прошла по долине р.Пшиш и сыграла большую роль в экономическом развитии как всей Кубанской области, так и в прилегающей к железной дороге местности.

На 10-ти верстной карте (переиздание карт Стрельбицкого в Советской России - издание 1918 года?)  опять видим «Разв.Гунайского». Странно!? Вполне возможно, что в те годы просто механически переиздали старую карту без уточнения состояния местности и дополнительных топосъемок. Или в неспокойные революционные годы Гунайское покинули жители в очередной раз [27]. На этой карте железная дорога уже отмечена, а главенствующая гора подписана как «Гунай», а не «Гейман», как мы видели на предыдущей 5-ти верстки. Похоже 5-ти верстки и 10-ти верстки составляли разные ведомства, никак не связанные друг с другом.




Продолжим цитировать справочник Сапелкина:

«Селение Гунайское по ревизии на 1 января 1917 года числилось в составе Майкопского отдела Кубанской области. Из работы Адобашьян В. Л. село Гунайское основано в 1882 году, имело 23 двора. До 1921 года в долине реки Гунайка проживали в основном греки, имевшие в собственност и большие участки земли, которые сдавали в аренду безземельным. С 26 апреля 1923 года село Гунайское числилось в составе Хадыженской волости Майкопского отдела Кубано-Черноморской области.
Сведения, полученные от старожилов, дают возможность предположить, что село Гунайское есть хутор Гунайка 4-я Туапсинского района Краснодарского края» [16].

В 1921 году греки покинули сел.Гунайское и отбыли на родину, на их места в готовые дома заселились армяне (амшенские). Потом греки решили вернуться, но их дома и угодия уже были заняты и они вынуждены были поселиться на менее удобные места ниже по долине Гунайки, которые позже стали называться Гунайка 1-я и 2-я.

Состояние местности и населенных пунктов в долине Сеже (Гунайки) на 1925 отмечено на карте-схеме Майкопского округа. В легенде карты указано: «Цифры у населенных пунктов показывают число населения» [37].




«В 1935г. греки были репрессированы и сосланы в Алтайский край или в Казахстан. Вот тогда в этих хуторах окончательно осели армяне. Хотелось бы поселиться поближе к железной дороге, но власть не разрешила. Тут были готовые дома, сады, огороды и поля. В марте 1935г. армяне переселились из Котловины и образовали село Первая Гунайка» [19].

Состояние местности в довоенный период можно наблюдать на фрагменте 2-х километровой карты 1942 года L-37-XXVII, XXVIII, XXXIII, XXXIV (РККА) [38]:




Также фактически довоенное состояние местности можно проиллюстрировать фрагментом немецкой 3-километровой карты, хоть и изданной в 1943 году [30].



Часть вторая

Часть третья

Часть четвертая (список литературы)

Tags: Туапсинский район
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments